Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:59 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Кстати, поздравляю всех с Рождеством!!! Хоть этот праздник у нас не очень популярный, Новый Год больше, но это еще одна возмодность пожелать всем много всего хорошего!!!

16:56 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Сегодня каталась на коньках - супер!!!
Итак, народ!!!
У кого есть коньки и/или желание покататься - давайте соберемся в ближайшее время!! Огромная площадь, замечательное качество льда, хорошая погода...и гыгы))) БЕСПЛАТНО!)))
Я такого льда вообще не помню...это озеро 10м от моего дома! Можно зайти, погреться, чайку попить...
Надо не затягивать, а то погода может испортиться, снег пойти...
Высказывайте свои предложения!
ЗЫ: пары две коньков могу обеспечить, спрашивайте у родителей, знакомых...

14:12 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Ты – музыка ночи
Ноты придуманы темнотой и написаны на бархате неба. Твою мелодию могут слышать только избранные – те, кто верят в Красоту и Верность вопреки всему. Ты воскрешаешь заблудших непреодолимо светлой печалью, опьяняешь их своей необычной романтикой. Иногда тебе хочется страсти, и тогда звучит в лесах вой оборотней, шум грозы и крики звезд. Не прячь в себе эту страсть – она так прекрасна…

15:30 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Как же все-таки хорошо просыпаться от бьющего в морду нежно светящего в лицо солнца...

20:50 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Просыпаешься утром, выспавшись, из окна ярко бьет солнце и, даже, чуть греет...лениво тащишься в универ, чтобы побродить по пустым коридорам, встретить некоторых, пробегающих мимо знакомых, перекинуться парой фраз, даже выставить что-то в зачетку...идешь посмотреть на ледяной городок, солнце весело играет в хрустальных фигурах, отражаясь от многих граней, они сверкают ледяным огнем, скатываешься с горки, возрождая детство...все вобщем-то хорошо, даже позитивно...но вдруг кольнуло какое-то чувство, быстро превратившееся в безразличие...что это было, уже не помню, забыла...и солнце светит, и все хорошо...

20:37 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
-Тебе больно?
-Нет...уже нет...я ничего не чувствую...

20:35 

lock Доступ к записи ограничен

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:32 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Больно, как будто пулю в затылок всадили, и дыра зияет, а там черная пустота...Как будто приставили дуло пистолета к затылку и выстрелили. То в фильмах не стреляют,и все заканчивается хэппи эндом, а тут приставили и выстрелили - это реальность..,и никакой романтики...

20:26 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Все это длиться уже вечность, а может, циклически повторяется снова и снова, а может, пролетело только что за одно мгновение, а может...но разве это что-то изменит?


04:02 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Грохот нарастал, постепенно превращаясь в оглушительный рев, и на миг тебе показалось, что ты не слышишь даже собственных мыслей. Растерянность, страх и леденящее душу одиночество – вот что осталось после того, как стена пламени отделила, отрезала тебя от мира, поглотив и растворив в себе, оторвав от всего, что ты так отчаянно хотел запомнить и сохранить.
Ты пытался не запаниковать, ожидая боли, пытался быть к ней готовым, чтобы посмотреть в ее искаженное лицо без трусливой истерики.
Что ж, по крайней мере – ты пытался.
Наверное, не сложно уважать себя хотя бы за то, что ты не сдался сразу же, утешаясь мыслью о том, каково было бы на твоем месте простому волшебнику. Человеку. Но ты – не человек, и все, что происходило с тобой здесь и сейчас, лишь подтверждало эту избитую истину.
Человек не смог бы выжить в кошмаре, принявшем тебя в свои объятия.
Ты бился в нем, силясь вырваться из липкой паутины жара, а она бесстыдно льнула к тебе, пожирая твое тело – о, да, ты сказал бы об этом так, если бы оно у тебя все еще оставалось. Ощущения вопили, кричали о разъедающей плоть невыразимой боли, но за бесконечность, проведенную здесь, ты так и не смог понять, как именно можно чувствовать боль, если ты – бесплотен. Потому что – теперь у тебя не было ничего, кроме тебя самого, и, видимо, именно это и было нужно пожирающей тебя стихии.
Жар сменялся леденящим холодом, как только пламя отступало на миг, чтобы вновь коснуться тебя острыми, жалящими языками. И в секунды передышек ты захлебывался воздухом, успевая удивиться какой-то частью погибающего сознания – откуда ему здесь взяться? Здесь – в этом аду?..
Ветер неизменно ассоциировался с бледным, тонким лицом со сжатыми в ниточку губами и падающей на высокий лоб светлой челкой. Этот ветер ерошил золотистые волосы, набрасывал легкий румянец на скулы, заставлял щуриться глубокие, как бездонное небо, серые глаза, очерчивая лучики морщин от их уголков к чуть улыбающимся губам – и каждый раз ты замирал, задыхаясь, каждый раз сердце, которого у тебя больше не было, безысходно сжималось в тугой, горький комок. Ты знал, что тот единственный, что был достоин жизни – мертв. И виноват в этом – ты.
Это было стократ больнее, чем выжигающее душу равнодушное пламя, ласкающее тебя ленивыми прикосновениями, от которых, скручиваясь, обугливалось что-то внутри тебя – каждое мгновение, по чуть-чуть, с пугающей неизбежной неторопливостью отсекая по частям все, что еще могло чувствовать. Помнить.
Страшнее всего была память – она не оставляла шансов смириться, подчиниться, отдаться наотмашь бьющему тебя в самое сердце кошмару, вынуждая цепляться из последних сил за самое дорогое, самое светлое, что еще оставалось внутри – словно это могло спасти от надвигающегося безумия.
Оно кружило рядом, как стервятник, проникая в душу, выклевывая рассудок, окатывая потоком беспомощной, почти мазохистской горечи. Ты знал, что заслужил подобный конец. Ты сам во всем виноват – тем, что позволил вести себя, как марионетку, к этому аду. Ты, твоя глупая заносчивость, твоя гордость. Твоя бесстрашная вера в себя, в собственные силы. В вас двоих.
О чем можно жалеть, когда знаешь, что получил по заслугам? О совершенных ошибках? Ты мог бы вспомнить о них, если бы боль дала тебе такую возможность. Если бы вместе с телом у тебя оставалось сознание, разум, способный взвешивать и оценивать, способный рассуждать. Ты больше не думал – остались лишь голые, бесстыдно обнаженные чувства, и именно их пожирало бушующее пламя, ревущее в ушах, которых у тебя больше не было.
Тебя швыряло от горечи к панике и страху, от жалости к себе – к безумной, нечеловеческой тоске по твоему ветру, то теплому и ласковому, как летней ночью у раскрытого окна, то легкому и отчаянному, как весенним утром над бушующим озером – ты не помнил, где и когда бывал раньше на озере, но знал, что видел его. Видел, как смеялся твой светловолосый ветер, глядя прямо в твои глаза, причудливо изогнув бровь, двигаясь у самой кромки воды, со шпагой в вытянутой руке…
Ты потерял его. Ты допустил его гибель, и все, что происходит с тобой здесь, ничто по сравнению с тем, что ты заслужил – за то, что позволил ему умереть. Разве была еще хоть какая-то мало-мальски важная цель, кроме как – защитить его? Что ты сделал для того, чтобы он остался в живых? Понадеялся на собственную удачу? Поздравь себя – ты проиграл именно тогда, когда на кону стоял – он. Правда, здорово осознавать, что статистика наконец-то сработала против тебя – и именно в самый нужный момент?
Наверное, было бы легче, если бы сейчас тебя душили слезы, но слез не было, потому что не было глаз, и не было пальцев, чтобы до боли вцепиться в волосы, и физическая боль казалась избавлением, но не приходила, оставляя вместо себя фантом, работающий не хуже, но не приносящий облегчения. Ты не заслужил поблажек, и это – твое чистилище. Странно, но эта мысль тоже не приносила смирения.
Все то время, что тянулось в бесконечной пытке, изнывая от жара, ты безумно тосковал по теплу, оставшемуся где-то там, позади – в тех ночах, когда смешливый ветер согревал твою постель, и, наверное, это было слишком огромным счастьем, чтобы вместить его целиком, не позволить безрассудству и надежде захлестнуть вас обоих… А теперь надежды не осталось.
Ты не знал, сколько минут, часов, лет провел, мечась в удушливом огне, сжигающим твою душу. Выматываясь настолько, что порой казалось, будто не осталось уже ничего, что могло бы вызвать горечь, ты беззвучно кричал в жгучую пустоту, обессиленно склоняясь перед ней, и тогда из ниоткуда, из бесконечного далека приходил невыносимо нежный, наполненный болью голос, и он звал тебя, выдергивая из бессмысленного отупения, и жар снова возвращался, проникая в тебя, снова отрывая от тебя что-то важное, что-то, из чего и состоял – ты.
Постепенно стиралось все, что вызывало хоть какие-то эмоции, словно кто-то ластиком вычищал воспоминания из твоих мыслей. Оставался лишь он – ветер с глазами цвета пасмурного неба, как легкое дуновение – прямо в разгоряченное лицо, как долгожданная прохлада, как глоток опьяняющего, свежего воздуха в удушливой пустоте. И каждый раз следом снова обрушивалась боль…
Ты устал еще в первое тысячелетие этой бесконечной пытки. Устал настолько, что отчаялся дождаться смерти, почти поверив в то, что она не придет к тебе никогда. Что ты обречен умирать, и это будет длиться вечно.
В какой-то момент ты понял, что, цепляясь за светловолосый призрак прошлого, ты только приближаешь очередную вспышку агонии, и почти возненавидел его – так сильно, что пришедший следом огонь показался тебе ненасытной радостной тварью, дождавшейся очередного съедобного куска. И ты сдался, поняв, что не позволишь отобрать у тебя ненависть – после того, как позволил убить надежду на любовь.
Здесь, в этом странном месте, не было понятий «верх» и «низ». Здесь не существовало законов, по которым жил твой мир, и не на что было опереться, зацепиться взглядом – ты и видеть-то не мог, так же, как и чувствовать собственное тело. Все было наполнено звуками, которых ты не слышал, ощущениями, которые было нечем воспринимать – но они все равно били наотмашь, и ты стал полностью открыт им. Полностью беззащитен.
Пламя пожирало тебя, превращая в бездумную куклу – и последним, что ты запомнил, было чье-то бледное взволнованное лицо с блестящими глазами и тихий отчаянный голос, зовущий тебя сквозь пелену обжигающего огня.
Потом была пустота, и ты падал в бесконечную пропасть, погружаясь в нее, не надеясь уже ни на что.

01:20 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Ваша Руна – Кано.
Руна Кано, как факел, освещает то, что прежде было в тени. Это та сила, которая зажигает энтузиазм и освещает путь. Это внутренний свет, превращающий "сырой" исходный материал в законченную вещь. Это пламя творчества, огонь, который приходит в форме озарения, когда внезапно проясняются ответы или решения проблем, которые раньше казались неразрешимыми. Это руна раскрытия, внутреннего наставничества. Она помогает разогнать темноту, окружающую непонятное, и видеть происходящее ясным взглядом. Не стоит, однако, забывать, что огонь, способный творить и созидать, может также пожирать и разрушать. Кано может представлять и сердечный огонь - дружелюбный и теплый, и жгучую, испепеляющую страсть. Подобно Уруз, это сигнификатор хорошего здоровья и восстановления сил, особенно творческих.

Нда, и все равно опять "огонь", хотя вместо факела ответила источник...

02:01 

Тест...

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Сгустки тумана начинают уже бешено пульсировать, и кружиться вокруг вас, вы стоите не смея сдвинуться... Ваш путь...
На вас на летает темный туман, вы оказываетесь внутри него, ощущение как будто смерч рядом с вами, вы чуствуете как ваше тело изменяется, вдруг резкая темнота, вы стоите не далеко от того места где были убиты,вокруг тишина стоит ночь, в далеке вы видете в темный силуэт,этот тот самый человек который убил вас,чувство ненависти и желание мести просыпается в вашей душе, вы глядите на себя, на спине огромные черные крылья, похожие на крылья "гаргульи", в руке меч,черный как ночь, на эфесе написаны страные симфолы, красным цветом,в ощущаете огромную силу,и при этом понимаете как ею пользоваться,вы идете на встречу убийце... довольная ухмылка на вашем лице...

Отакая я злая, бойтесь меня....>:) Вродя нормально отвечала, не кровожадно...))))

21:38 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
хе), красавица, не правда ли:) жутковато получилось, ну ниче...:)

21:35 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
чем-то мне напоминает бабочку...

21:34 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
а это какая-то красивая краказябра:)

21:28 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Недавно на тренировке была фотосессия со всем светящимся. Вот кое-что:
это цвяточки:))

00:04 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Такие размышления, подумайте, кто захочет...Только отвечайте честно, себе врать глупо...
У вас есть друзья?
Кто это?
Насколько вы им доверяете ?
А они вам?
На что они бы могли ради вас пойти, чем пожертвовать? А вы?
Что они смогли бы вам простить? А вы?
Итак, У вас есть друзья?

08:21 

День студента...

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Поздравляю всех с Днем Студента! Тока пришла с универа...была дискотека,типа тусовки в ночном клубе, посвященная празднику - дали пригласительный - пришлось пойти. Ночные клубы не люблю, про музыку вообще молчу, НО - позитифф: наелась от пуза, еще и домой прихватила))) Каждому при входе давали 20 сенатиков(бумажки), 1 сенатик=1 гривня, и покупай все, что хочешь...но "деньги" не заканчивались - кто-то давал, дарил))) в общем, перекупили все, что можно и есть уже не хотелось, но деньги-то остались, а если не потратить, они станут просто бумажками...стоим с подругой, у каждой еще по 20 грн, через 20 мин все закрывается...)))кое как их потратили)... Болят ноги- зря пошла на каблуках, еще прошлись от универа пешком...Просыпающийся город, рассвет... Итак, отметили День студента, и я убедилась в главном - ночные клубы не для меня)))) Так, надо спать, хотя не хочеться...
У кого какие новости по этому поводу?

Последняя мысль : по дороге домой, в плеере заиграла песня "Беспечный ангел", и я поняла про кого она, в моем понимании...А кто как считает? напишите...Потом напишу я ...
Все, пошла спать...)

16:06 

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Наткнулась на красивый тестик...
Ну вот, почему всем люди, а мне волк? Все равно прикольно,он - ээээ...анимаг, вот!))

02:12 

Лирическое отступление...

Люби так, как будто тебе никто никогда не причинял боль.
Вспомнились некоторые строчки...

Ты сидишь на полу, изо всех сил вжавшись спиной в стену, как будто тебя это спасет. Ты уже не понимаешь, закрыты у тебя глаза, или просто вокруг так темно. По всем предположениям, ты находишься в большой комнате, абсолютно без мебели. Есть только огромное окно, в котором, впрочем, ничего не видно. Вдруг ты замечаешь на стене пляшущие огоньки. Но ты точно знаешь, что за окном ничего не может быть, - дом стоит одиноко. А огоньки то играют в догонялки друг с другом, то затихают и убегают, вдруг услышав твое дыхание.
Целая вечность одиночества…ты ее заслужил.

Он стоял на обочине, на обочине дороги, на обочине жизни. Его вышвырнули туда, как бездомного волчонка, на всех ощетинившегося и озлобленного. Он понимал, что это - конец, а может и нет, но он был готов к этому. Оставалось надеяться лишь на чудо, на быстрое чудо, так как долго он еще не продержится.

Он будет лежать на снегу и будет похож на ангела. Но не на ангела, прилегшего отдохнуть на облаке, а ангела, жестоко упавшего сквозь густые ветки на твердую землю…


Глаза, цвета пасмурного осеннего неба…
Глаза, цвета ртути…

Комната с камином

главная